Верхняя запись(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46

О сущности денег

новые книги Валентина Катасонова
http://zavtra.ru/blogs/apostrof_knigi_katasonova

Валентин КАТАСОНОВ. Цифровые финансы. Криптовалюты и электронная экономика. Свобода или концлагерь? (Серия "Финансовые хроники профессора Катасонова"). — М.: Книжный мир, 2017. — 320 с.

Валентин КАТАСОНОВ. Закрытый мир финансов. Трасты и офшоры. Где прячут свои богатства Ротшильды и Рокфеллеры? (Серия "Финансовые хроники профессора Катасонова"). — М.: Книжный мир, 2017. — 288 с.

  С момента возникновения денег они всегда находились в фокусе человеческого внимания. И не только в смысле "спора злата и булата" о том, кто из них обеспечивает более полный доступ к радостям жизни. И не только в смысле алхимических поисков "философского камня", позволяющего избранным, словно мифический царь Мидас, превращать в золото всё, к чему они прикоснутся, но в "произвольном" режиме. Не меньший интерес вызывала таинственная природа этого феномена, который создаёт богатство и бедность. "Даже любовь не свела с ума стольких людей, сколько мудрствования о сущности денег", — утверждал Уильям Гладстон, британский политик, четырежды занимавший пост премьер-министра в 1868 1894 гг.
    В периоды перехода от одного типа денежной системы к другой — а сейчас человеческая цивилизация переживает как раз такой период — появляется уникальная возможность заглянуть внутрь этой системы "на сломе": ранее скрытые за привычными формами сущности меняют их, словно раковину рака-отшельника, ненадолго открывая себя как они есть.
    Так было, когда звонкая монета уступала место бумажным деньгам, — и за это нам тоже нужно благодарить Иоганна Гутенберга с его печатным станком: нарисовать от руки необходимое для расчётов хотя бы одному городу, не говоря уже о целой стране, количество банкнот было бы невозможным делом. Ну, и потоки драгоценных металлов из Нового Света тоже сыграли свою роль, резко увеличив "частичное обеспечение" долговых расписок государственных и частных банков золотом и серебром.
    Точно так же сегодня, уже на наших глазах, привычные "бумажные" фиатные деньги уступают место "электронным", в том числе — "криптовалютам", обнажая информационную сущность феномена денег как такового.

  Известный российский учёный-экономист Валентин Юрьевич Катасонов — один из виднейших специалистов в сфере финансов в целом и финансовой разведки в частности — активно публикует публицистические и популяризаторские работы, посвящённые различным актуальным и спорным моментам, связанным с этой проблематикой, тем самым формируя определённую структуру общественного мнения и понимания текущих и перспективных процессов.
    Не обошёл он своим вниманием и "цифровую" революцию в современных финансовых технологиях. "Как и в любой революции, происходит разделение на революционеров и контрреволюционеров", — пишет Катасонов. "Часть банковского мира не желает никаких революционных преобразований и борется за сохранение сложившегося status quo. Они блокируются с денежными властями (центробанками и минфинами, а также финансовыми регуляторами), которые тем более склонны к поддержанию status quo и органически связаны с миром банков. Революционерами, конечно же, выступают люди и компании, представляющие мир ИКТ (информационно-компьютерных технологий. — Г.С.). Надо отдать им должное: они очень креативны, агрессивны и хорошо организованы, используют любые возможности для того, чтобы захватывать новые плацдармы". С лёгкой руки Андрея Девятова "революционеры" связываются с условной "группой Рокфеллеров", а "контрреволюционеры" — со столь же условной "группой Ротшильдов". Причём если первые стремятся путём легализации биткоина и прочих "криптовалют" вывести "глобальный финансовый офшор" из-под любых национальных юрисдикций, то вторые — установить новую версию "золотого стандарта" в духе Бреттон-Вудской финансовой системы 1945-1975 годов. Катасонов задаёт логичный вопрос: "нужны ли офшоры в эпоху криптовалют" — и даёт на него вполне обоснованный отрицательный ответ. Но на деле не всё так просто. Например, атака США на финансовый офшор Британские Виргинские острова, начатая Бараком Обамой в марте 2013 года, запустила целую цепь политических событий, включая украинский "евромайдан" и сохранение правительства Башара Асада в Сирии.
      Вряд ли это можно назвать "сохранением статус-кво", поскольку ни "революционеры", ни "контрреволюционеры" не ставят своей целью сохранение прежнего порядка вещей, но хотят изменить его с принципиально разных позиций.
    Этот конфликт сегодня проходит по всему миру, по-новому переформатируя глобальный баланс сил. Даже в российском финансово-экономическом истеблишменте, либеральном чуть более чем полностью, наблюдаются шатания и колебания по поводу "криптовалют": ЦБ, Минфин и Минэкономразвития высказывают диаметрально противоположные оценки по их поводу, а президент Владимир Путин на полях Питерского международного экономического форума даже встречался с Виталиком Бутериным, одним из создателей "криптовалюты" Ethereum, главного конкурента биткоина. Наверное, поэтому такую популярность получил сериал "Игра престолов" (буквально — "Игра тронов", "Game of Thrones"), восходящий к позднесредневековому английскому архетипу Войны Алой и Белой розы, когда изнуряющее многолетнее соперничество Ланкастеров и Йорков завершилось победой Тюдоров.
    Возможно, по итогам этого глобального финансового конфликта в выигрыше точно так же окажется некая "третья сила", выросшая в его тени?


Пещеры Придонья: гора Шатрище и Шатрищегорский пещерный монастырь. Часть I
Орден Отечественной войны
volfgang_46

(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46

          САМОБИЧЕВАНИЕ

В Катыни теперь чтят не только поляков, но и отечественных «убитых Сталиным»

Завершены реставрационные работы на мемориальном комплексе «Катынь» в Смоленской области, где «захоронены польские военнопленные и жертвы репрессий», сообщает ТАСС. В церемонии открытия в пятницу, 20 апреля, приняли участие председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и министр культуры РФ, председатель Российского военно-исторического общества (РВИО) Владимир Мединский, а также посол Польши в РФ.
«Во входном павильоне представлена обновленная выставка о комплексе, а на внешних стенах павильона смонтированы металлические ламели с именами захороненных советских граждан и польских военнопленных. Смысловой центр комплекса — это мемориал «Расстрел» и стена с указанием фамилий репрессированных. Кроме этого, для посетителей мемориала открывается вновь построенный музейно-выставочный центр с экспозицией по истории российско-польских отношений в XX — начале XXI веков», — сообщил исполнительный директор РВИО Владислав Кононов.
Мемориальный комплекс состоит из двух частей: территории, где погребены жители Смоленской области, ставшие жертвами «политических репрессий», и военного кладбища, где захоронены польские военнопленные, расстрел которых якобы в 1940 году был признан в горбачёвском 1990 году «преступлением сталинизма», несмотря на протесты профессиональных историков, говоривших о гитлеровской провокации и дезинформации. Мемориал в первоначальном виде открылся в 2000 году.
                                                       **************************************************

Читать дальше...Свернуть )

(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46
Почему либеральной элите не нравится понятие "промышленная                                                политика"
…Ну что тут можно сказать: эта музыка будет вечной.

Представление и обсуждение доклада "Структурная политика в России: новые условия и возможная повестка" не только стали наиболее важной частью апрельской конференции ВШЭ, но и, с точки зрения нашей либеральной экономической элиты, должны лечь в основу работы нового правительства Российской Федерации. Более того, эти светлые люди до сих пор уверены, что именно для реализации этой красоты побеждал на выборах Путин, обязанный реформировать страну именно по их рецептам (других-то, с их точки зрения, все равно нет), хотя он шел на выборы с совершенно иной повесткой.
Главная идея доклада — переформулирование идеи "промышленной политики", точнее, отказ от самого этого понятия в пользу некоей "структурной политики". Более того, в нем прямо декларируется необходимость сознательно отказаться от формирования технологических приоритетов в развитии, дополнительно увеличить долю России в промежуточных цепочках создания стоимости за счет роста промежуточного импорта, создать конкурирующие команды во власти, отвечающие за структурную политику, стимулировать рост ВВП в доле услуг, поддерживать развитие средне- и низкотехнологичных секторов.
Именно таковы основные рекомендации доклада Высшей школы экономики, посвященного приоритетам структурной политики.
Каким образом это предполагается реализовать?
Ученые умы ВШЭ довольно справедливо полагают, что в нашей стране в настоящее время имеются три макросектора экономики: сырьевой, крупный несырьевой и сектор средних и мелких предприятий. Все имели границы, разные финансовые модели и по-разному реагировали на изменение внешних условий в экономике в 2014-2016 годах. Повторим, все это довольно справедливо. Как и описанные Центром развития ВШЭ недостатки применения ко всем трем секторам одинаковых правил — все это действительно есть.

Но вот после описательной части включается часть идеологическая, предполагающая по известной либерально-экономической традиции натягивание на глобус того самого слабо соотносимого с реальностью сферического коня в вакууме. При взгляде на этого получившегося уродца как-то сразу хочется вдумчиво гладить по головкам даже имеющийся у нас в наличии и, откровенно говоря, не очень любимый автором материала "системный экономический блок", пить с ними чай и пытаться с ними разговаривать о высоком. Потому что лучше уж так, как есть, чем эта необъятная красота.
Вот, к примеру, рецепт работы для сырьевого сектора, где, с точки зрения ученых либеральных экономистов, "наиболее востребована борьба с избыточной концентрацией и монополистическим поведением". То есть, если очень грубо, для увеличения эффективности надо одну условную большую "Роснефть" расконцентрировать на пару десятков очень демонополизированных "роснефтюшек" и посмотреть, как они бодро начнут конкурировать между собой без всякой "избыточной концентрации" и прочего "монополистического поведения".
При этом предлагается не обращать никакого внимания на тот медицинский, в общем-то, факт, что в реальном мире, где не скачут идеальные сферические кони в вакууме, конкурировать им придется не между собой, а с теми, с кем и сейчас довольно жестко конкурирует "Роснефть". То есть с Shell, BP, Exxon Mobil Corporation и прочими замечательными структурами, которые отчего-то и не думают разукрупняться, а действуют ровным счетом наоборот, и которые все эти маленькие "роснефтюшки" с очень большим удовольствием пожрут. Это для них будет даже легче и приятнее, чем во времена незабвенного Михаила Борисовича Ходорковского, который им эти, по сути, принадлежащие всему народу активы уже как-то чуть не перепродал.
Идем дальше.
Для крупного несырьевого бизнеса рекомендуются также поощрение конкуренции плюс постепенный отказ от господдержки и осторожное отношение к любым целям экономической политики, "формулируемым в терминах повышения производительности труда". Ну и в том числе искусственное стимулирование "импорта в производственных цепочках". Если учесть, что это относится и к уже подсанкционным предприятиям, включая ВПК, комментировать подобную радость как-то не хочется от слова "вообще". Собственно говоря, это тот самый способ, которым нашу промышленность предполагалось "выключить санкциями", в частности, и за счет разрыва технологических цепочек с украинскими предприятиями. Осталось в доклад только добавить довод "а вы ведите себя прилично на мировой арене и непременно верните Украине ее Крым".
Наконец, для третьего макросектора (малые и средние предприятия) основная проблема, по мнению авторов доклада, — слишком жесткая и ориентированная на мгновенный результат борьба с теневой оплатой труда.
То, что сами малые и средние предприятия таковой проблемой видят прежде всего отсутствие доступа к длинным и дешевым кредитным ресурсам и безобразное администрирование в сфере банковско-финансовой системы, в расчет, понятное дело, не принимается. Финансовый капитал, с точки зрения "экспертов ВШЭ", естественный союзник — и это надо весьма четко понимать. По их мнению, перенаправление всех доступных ресурсов в сферу финансовых спекуляций, а не прямых обязанностей банковской системы в сфере кредитования — это хорошо, ибо "рыночно". Потому что банк рассматривается тут не как инструмент экономики, а исключительно как бизнес. А для рыночного бизнеса все, что выгодно, это и есть хорошо, и с точки зрения сферического коня в вакууме это не стоит даже и обсуждать.
В принципе, там и дальше много забавного, особенно в рассуждениях о креативной индустрии и "экономике впечатлений", а также о "создании конкурирующих команд" в государственном управлении, но говорить на эту тему как-то уже совсем неприлично. Как и о блистательной перспективе "поощрения интеграции" отдельных развитых регионов России в "цивилизованный мир" с фактическим выводом этих регионов для начала из системы экономического суверенитета России.
Потому как дело даже не в этом.
Дело в том, что, вообще-то, любая программа в экономике даже на уровне банального бизнеса формируется по вполне понятным принципам, изучаемым любым студентом, собирающимся получить диплом master of business administration в весьма популярной "системе MBA": видение будущего — миссия проекта как инструмент стратегического управления — инструментарий.
В данном случае проблемы проявляются уже начиная с "видения будущего", в качестве какового предлагается некий идеальный "мир глобального рынка", куда надо "интегрироваться" и которого уже нет в природе.
Ибо в "идеальной Америке", к примеру, на повестке реиндустриализация "по Трампу", основными локомотивами которой выступают три "базовых сектора": ВПК, инфраструктура, куда предполагается вложить триллион долларов в самой краткосрочной исторической перспективе, и нефтегазовый сектор. То есть та самая нефтегазовая игла, с которой нас непрерывно зачем-то призывают слезать.
Если вам, дорогие друзья, в качестве "видения будущего" предлагается интегрироваться в некий идеальный мир, коего не существует в природе, то уже здесь понятно: что-то пошло не так.
Про "миссию" (сверхзадачу) проекта и инструментарий его возможной реализации как-то даже немного неловко и упоминать.
Самое страшное тут не то, что подобного рода программы пишутся. Самое страшное, что они пишутся на официальном уровне системообразующим для государственного управления научным и образовательным центром. И подаются в том числе в правительство Российской Федерации в качестве аналитического материала для выработки государственных, определяющих для жизни страны решений. И рассматриваются там в качестве едва ли не единственной альтернативы "политики ничего не менять". И продолжают скакать по этим гулким коридорам вот эти вот сферические лошади в вакууме, вызывая хтонический ужас у всех реальных руководителей любого реального российского бизнеса — от директора крупной сырьевой компании до владельца маленькой хлебопекарни и иного условного маленького коммерческого ларька.
                                                                                                                                                                          Дмитрий Лекух

https://ria.ru/analytics/20180419/1518933094.html

(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46

Холокост как удачный гешефт

, 16 апреля 2018

«Холокост евреев» – иудейский проект для безнаказанного обворовывания целых стран

Как быть богатым и влиятельным – и избежать зависти и ненависти? Как обобрать ближнего, чтобы он тебе ещё и посочувствовал? Как править – и вызывать жалость и сострадание? Иудеи решили все эти задачи своим проектом «холокост»...

Холокост как удачный гешефт

Автор – Исраэль Шамир

Как быть богатым и влиятельным – и избежать зависти и ненависти? Как обобрать ближнего, чтобы он тебе ещё и посочувствовал? Как править – и вызывать жалость и сострадание? Это задача почище квадратуры круга. Испокон веков аристократы и священнослужители бились над ее решением. Они твердили, что власть и деньги от бога, и лучше выдумать не могли. Раньше или позже гильотина и топор ставили всё на свои места. С исчезновением веры задача стала казаться невыполнимой.

Квадратуру круга решили американские евреи.

Верхушка этой супер-богатой, влиятельной, мощной общины качает деньги из швейцарцев, немцев и американцев, правит Америкой и миром, способствует преступлениям против человечности в Израиле, определяет курс доллара, и в то же время поддерживает свой имидж несчастных и гонимых с помощью одного простого, но эффективного средства – пропагандистской машины холокоста.

Так пишет Норман Финкельштейн, американский еврейский ученый и диссидент, профессор нью-йоркского университета. Он выпустил на днях небольшую книжку Индустрия холокоста, раскрывающую глаза на некоторые стороны этого гениального еврейского изобретения.

«Холокост евреев» – иудейский проект для безнаказанного обворовывания целых стран

Финкельштейн доказывает, что до 1967 года никто в мире не интересовался гибелью евреев в дни второй мировой войны. Менее всех интересовались американские евреи, которые и об Израиле не думали. С 1945 по 1967 год в Америке вышло лишь две книги о гибели евреев, причем и они прошли незамеченными общественностью.

В 1967 году Израиль одержал блестящую победу над своими соседями. Американцы заметили успехи молодого хищника и сделали его союзником. Только после этого американские евреи стали раскручивать пропагандистский аппарат холокоста. С его помощью они защищали и оправдывали нарушения прав человека на оккупированных Израилем территориях. Чем больше палестинцев Газы погибало от израильского оружия, тем громче кричали американские евреи о нацистских газовых камерах. Израиль и холокост стали столпами новой еврейской религии в США, подменившей собой обветшавший Ветхий Завет.

С тех пор процесс пошёл: выросло богатство американских евреев и их влияние в госаппарате и прессе США. 30% самых богатых людей Америки, 30% министров и банкиров, 20% профессоров университетов, 50% ведущих юристов – евреи. Евреям принадлежит около половины всех капиталов Уолл-стрита.

Легенда о вечно гонимом народе и о страшном холокосте стала необходима – не только для защиты Израиля от осуждения мировой общественностью, но и для защиты еврейских богатеев и олигархов от критики. Стоит сказать слово против еврея-жулика, как принадлежащая евреям пресса срочно подымает на боевой пост тень Освенцима.

«Холокост евреев» – иудейский проект для безнаказанного обворовывания целых стран

"С помощью сказок о холокосте", – пишет Финкельштейн, – "одну из самых сильных в военном смысле держав мира с чудовищными нарушениями прав человека представляют потенциальной жертвой, а самую преуспевающую в США этническую группу – несчастными беженцами. Статус жертвы дает в первую очередь иммунитет от заслуженной критики".

Для нас, израильтян, слова Нормана Финкельштейна не внове. Многие израильские публицисты и историки писали, что сионизм использует память жертв нацизма в своих корыстных интересах. Так, известный израильский публицист Ари Шавит писал с горькой иронией (в газете Гаарец после убийства ста беженцев в деревне Кана в Ливане в 1996 году): "Мы можем убивать безнаказанно, потому что на нашей стороне музей холокоста". Боаз Эврон, Том Сегев и другие израильские авторы предвосхитили многие заявления Финкельштейна. Но в Израиле всегда было больше свободы, нежели в еврейских общинах Рассеяния.

В США не многие готовы рискнуть. Финкельштейну помогает происхождение. Он – сын жертв холокоста. Вся его семья погибла от рук нацистов, лишь отец и мать прошли через Варшавское гетто, концлагеря, принудительный труд и добрались до берегов Америки. Это придает особый эффект его словам, когда он прямо говорит о тех, кто зарабатывает на крови жертв.

Он доказывает, что верхушка еврейской общины стяжала миллионы и миллиарды на гешефте холокоста, в то время как подлинным жертвам нацизма перепадают жалкие крохи.

Так, из миллиардов долларов, выкачанных еврейской верхушкой из Германии, люди вроде Лоренса Иглбергера, бывшего министра иностранных дел США, получают 300 тысяч долларов в год, а родители Финкельштейна за все свои концлагеря получили три тысячи долларов в зубы. Директор центра Визенталя ("Диснейлэнд-Дахау"), этого охотника за нацистами, получает полмиллиона долларов в год. Только 15% немецких компенсаций, полученных на "неимущих страдальцев", достигли цели, прочее застряло в каналах и в карманах еврейских организаций.

Еврейские требования компенсаций превратились в рэкет и вымогательство, пишет Финкельштейн. Так, швейцарские банки оказались легкой добычей – они зависели от американского бизнеса, и боялись дурной славы. Американские евреи, контролирующие прессу США, начали кампанию клеветы и диффамации против швейцарских банков, носящую расистский характер: "швейцарцы жадны и скупы", "характер швейцарцев сочетает простоту и двуличность", "швейцарцы – лишенный очарования народец, не давший человечеству ни художников, ни героев". К этому добавился экономический бойкот – ведь американские евреи стоят во главе большинства финансовых организаций Америки и распоряжаются триллионами долларов пенсионных фондов.

Чтобы избежать еще больших убытков, швейцарцы согласились заплатить вымогателям. Полученные деньги осели в карманах еврейских адвокатов и организаций. Американские банки получили больше депозитов от евреев, чем швейцарские банки, тем не менее, они отделались в 200 раз меньшей суммой в полмиллиона долларов. Видимо, еврейские дельцы от холокоста понимают, с кем можно, а с кем не стоит связываться. "Если бы они вели себя с американскими банками, как со швейцарскими, евреям пришлось бы искать убежище в Мюнхене" – шутит Финкельштейн.

Разделавшись с швейцарцами, еврейские организации взялись по новой за Германию и потребовали компенсацию за принудительный труд. Под страхом бойкота и судебных акций немецкие компании согласились заплатить.

«Холокост евреев» – иудейский проект для безнаказанного обворовывания целых стран

В то же время евреи Израиля отказываются заплатить за конфискованное имущество гоев – земли, вклады, дома палестинцев. Американские евреи выступают против компенсации американским неграм за годы рабства. Америка и не думает компенсировать индейцев, ставших жертвой геноцида в 19-м веке.

Опыт вымогательства в Швейцарии и Германии – это лишь пролог к предстоящему ограблению Восточной Европы.

Индустрия Холокоста, пишет Финкельштейн, приступила к вымогательству у бедняков бывшего социалистического лагеря. Первой жертвой давления стала Польша, у которой еврейские организации требуют все имущество, когда-либо принадлежавшее евреям, и оцениваемое во многие миллиарды долларов.

Следующая на очереди – Белоруссия, с ее годовым доходом в сто долларов на душу населения. Одновременно готовится ограбление Австрии. Его особенно возмущают ораторы и лицедеи холокоста, такие как Эли Визель, "бессовестный защитник израильских преступников, бездарный писатель, актёр с вечно готовой слезой, оплакивающий жертвы за сходную плату в двадцать пять тысяч долларов за выступление плюс лимузин".

"Не за свой (несуществующий) талант писателя или за отстаивание прав человека выдвинулся Визель. Он безошибочно поддерживает интересы, стоящие за мифом о холокосте". Финкельштейн объясняет причины своего негодования. "Эксплуатация холокоста используется для оправдания преступной политики Израиля и американской поддержки израильской политики.

Вымогательство денег в европейских странах во имя "нуждающихся жертв" унижает жертвы нацистского геноцида. Американская еврейская община, разбогатев, позабыла о своих "левых" симпатиях и стала консервативной. Антисемитизм в наши дни, в понимании американской еврейской верхушки, это защита прав афро-американцев, попытки урезать военный бюджет, борьба против ядерного оружия и нео-изоляционизм. Холокост используется, чтобы сделать любую критику еврейской политики нелегитимной, в частности, критику со стороны бедного черного населения США. Именно еврейские круги добились ликвидации программ "позитивной дискриминации", которые могли бы помочь черным стать учителями и врачами.

Финкельштейн высмеивает бредовый тезис "уникальности холокоста". "Каждое историческое событие уникально в том смысле, что имеет свои особенности. Ни одно из них не обладает абсолютной уникальностью". Почему же эта морально и логически несостоятельная идея легла в основу мифа? Да потому, что уникальность холокоста – это еврейский "моральный капитал", железное алиби для Израиля, и подтверждение исключительности еврейского народа.

Религиозный еврейский деятель Исмар Шорш определил идею уникальности холокоста как "светскую разновидность идеи избранного народа". Недаром Эли Визель постоянно утверждает, "Мы, евреи – другие, мы не такие, как все". Связанная с этим идея "извечного, иррационального антисемитизма всех гоев" способствует созданию особого параноидального духовного климата в Израиле и в еврейских общинах. "Нас преследуют уже 2000 лет. Почему? Без всякой причины!" – восклицает Визель. Спорить с ним невозможно, потому что, по его мнению, любая попытка объяснить антисемитизм уже является актом антисемитизма. "Уникальность еврейского страдания – избранность евреев – вечно виноватые гои – безвинные евреи – безусловная защита Израиля и еврейских интересов – такова формула мифа о холокосте, воспетого Визелем".

Руководители американского мемориала боролись изо всех сил против признания цыган жертвами холокоста. Хотя цыган пропорционально погибло не меньше, признание их жертвами уменьшило бы "моральный капитал" евреев, и подорвало бы тезис об уникальности еврейского страдания. Довод еврейских организаторов был прост – как можно равнять еврея и цыгана, как можно равнять еврея и гоя? Финкельштейн приводит нью-йоркскую шуточку: если сегодня газеты оповестят о "ядерном холокосте, уничтожившем треть планеты", назавтра появится письмо Эли Визеля в редакцию под заголовком "Как вы можете равнять!?" Мы, израильтяне, знаем это слишком хорошо: редкий еврей считает гоя – равным себе. Недаром положение прав человека – не еврея в Израиле одно из худших в мире.

«Холокост евреев» – иудейский проект для безнаказанного обворовывания целых стран

Финкельштейн сравнивает успешные усилия евреев получить компенсацию за ущерб – с отношением Америки к последствиям агрессии во Вьетнаме. Американцы убили 4-5 млн человек в Юго-Восточной Азии, разрушили 9 из 15 тыс. городков Южного Вьетнама, и все большие города Севера, оставили во Вьетнаме миллион вдов, тем не менее еврейский министр обороны США, Уильям Коэн, отверг не только идею компенсации, но даже извиниться отказался: "Это была война". Евреи стали единственным в мире исключением из этого правила.

"Полученные промышленностью холокоста средства следовало бы направить на компенсацию палестинским беженцам", – заключает Норман Финкельштейн.

Добавлю от себя – на этом промышленность холокоста обанкротится, кому нужны разговоры о холокосте, если в этом нет денег?

Источник

Зарубки на память: Сионизм

Зарубки на память: Холокост
https://ss69100.livejournal.com/3842053.html


(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46

   ПЛАН МА́РШАЛЛА

«Программа восстановления Европы», мероприятия США по оказанию экономической помощи Европе и установлению экономического контроля над ней, которые вместе с действиями СССР стали одним из факторов начала «Холодной войны».

Европа была разорена в результате Второй мировой войны, что создавало обстановку нестабильности и способствовало росту симпатий к коммунистической альтернативе капитализму. В то же время за время войны возросли экономические возможности США. 5 июня 1947 г. государственный секретарь США Д. Маршалл заявил, что США готовы предоставить странам Европы экономическую помощь для восстановления экономики и ее технической модернизации. Предполагалось, что часть кредитов будет в дальнейшем списана. Первоначально СССР проявил интерес к получению помощи, но в июле 1947 г. советское руководство пришло к выводу, что помощь будет способствовать установлению англо-американского контроля над экономикой стран-реципиентов. Вскоре выяснилось, что американская помощь не будет предоставлена странам, в которых правят коммунисты. США требовали политических уступок: европейцы должны были сохранить капиталистические отношения и вывести коммунистов из своих правительств. 12 июля 1947 г. начались переговоры по плану Маршалла в Париже, в которых участвовали 16 государств Западной Европы, но не участвовали государства «народной демократии», СССР и Финляндия. Под давлением США коммунисты были исключены из правительств Франции и Италии. 4 апреля 1948 г. Конгресс США принял план помощи в 13 миллиардов долларов в 1948-1952 гг. Она оказывалась 16 западноевропейским государствам и Западной Германии. Прокоммунистические правительства восточноевропейских стран получили экономическую помощь от СССР. Таким образом усилилось не только политическое, но и экономическое разделение Европы. План Маршалла помог восстановлению западноевропейской экономики, способствовал интеграции экономик Западной Европы, усилил позиции доллара в Западной Европе, что было выгодно США.
                                                                                                                                        Автор статьи: Шубин А.В.
http://w.histrf.ru/articles/article/show/plan_marshalla

Как создавался Запад. К годовщине отказа СССР от плана Маршалла

2 июля 1947 года Вячеслав Молотов подтвердил, что СССР не будет принимать участие в плане Маршалла.

На волне Брексита, когда Европа со сложными чувствами хоронит многолетнюю форму единства, мы справляем сегодня 69-ю годовщину отказа Советского Союза от участия в знаменитом американском плане послевоенной помощи. Стоит поговорить о том, почему наш блок СЭВ продержался не так долго и не стал нашей экономике столь же надёжной опорой, какой стал заложенный Маршаллом ЕС для Америки.

Военный план
     Для начала – кто такой Маршалл. Джордж Маршалл – госсекретарь США, выдвинувший «Программу восстановления Европы» в июне 1947 года. К слову, сам план обычно отодвигает в сторону его автора, а для его верного понимания о фигуре Джорджа Маршалла стоит упомянуть.

            Если в двух словах, это такой американский Борис Михайлович Шапошников – выдающийся генштабист. В 1918 году спланированная им Сен-Миельская операция убедила кайзера Вильгельма II просить Антанту о перемирии. Начальником штаба армии США он стал ещё в 1939 году. В 1941-м – советник Рузвельта по вопросам стратегии и тактики. В 1942-1944 годах руководил практически всеми операциями армии США, а также занимался разработкой открытия Второго фронта в Европе. Кроме восстановления Европы известен также участием в создании НАТО (это для тех, кто ещё сомневается, что экономические и военные блоки – две стороны одной медали). В общем, у грандиозного плана и автор соответствующий.
          Также нужно упомянуть, что речь Маршалла 5 июня 1947 года, в которой он вкратце обрисовал свой замысел, стала большим сюрпризом не только для Европы, но и для США. До оглашения о плане мало кто знал, включая даже президента Гарри Трумэна. Впрочем, последний ценил Маршалла так же, как и его предшественник, а потому идею поддержал.

    Не просто помощь, а долговременный союз
                Всего по плану США вливали в экономику Европы 13,3 млрд долларов (оценки очень разнятся: от 150 до 650 млрд долларов в нынешних ценах). 8,9 из них получили Великобритания, Франция, Германия, Италия и Нидерланды. Как нетрудно заметить, четыре из этих пяти государств в начале 1950-х вошли в Европейское объединение угля и стали – первую версию Евросоюза.
                К слову, совсем не вся эта сумма была потрачена на восстановление экономики, то есть закупку промышленного оборудования. Примерно треть – оплата поставок продовольствия, так что в конечном счёте это была поддержка экономики США, а деньги вернулись обратно.
               Обычно план связывают с доктриной Трумэна (1947), суть которой сводилась к сдерживанию активности СССР в Европе. Однако общая у них лишь одна из целей – пресловутое сдерживание. В остальном же план был замыслен более масштабно и изящно. Так, например, получение помощи было непосредственно связано с созданием единого контура безопасности (НАТО) уже через год после принятия закона об экономическом сотрудничестве конгрессом в апреле 1948 года (закон как раз и запустил реализацию плана). Маршалл недаром был автором как экономической, так и военной интеграции Европы, это две части одного и того же замысла.

     Главное условие
                Из политических условий получения помощи особенно интересным было требование выведения из правительств членов компартий, которые на волне победы над Германией и экономического кризиса укрепляли позиции даже в Западной Европе. Это не было пустой блажью. Согласно данным Джорджа Кеннана (непосредственный руководитель группы, составлявшей план), в 1947 году в Италии коммунисты имели 20% мест в парламенте, во Франции – более 28%.
               Менее известно, что кроме этого США требовали от участников программы определённого контроля над политической системой в целом – чтобы уберечь себя и свои инвестиции от сюрпризов. Гораздо важнее не удаление коммунистов из правительств, а то, что все партии, которые потенциально могли контактировать и сотрудничать с СССР, скажем, по линии Коминформа, постепенно вытеснялись из активной политики. Политологам тут, конечно, не платили, скорее – покупали политическую элиту оптом. А уже она доносила до масс верное понимание момента. Но правильно купить тоже нужно уметь.

        Приглашаются все
                      План Маршалла, хоть и призван был восстановить экономику, разрабатывался военным стратегом, что наложило на него свой отпечаток. Одна из побочных задач, которую он выполнял – камуфлирование политического содержания, а также эффективное устранение СССР от влияния на послевоенную Европу. Поэтому план якобы предполагал самое широкое участие. Его предложили не только странам Западной Европы, а всем: и соцлагерю, и СССР. На самом же деле это была хитрость опытного генштабиста.
                   В конце июня 1947 года представители антигитлеровской коалиции встретились в Париже для предварительного обсуждения плана. Уже 2 июля советская делегация покинула Париж, охарактеризовав предложение США как империалистический план закабаления Европы.
               Так оно, в общем, и было, зато политические элиты Европы, опасавшиеся полевения парламентов и правительств, получили чёткий сигнал: как избежать и того, и другого, а одновременно и восстановить разрушенное хозяйство. Ведь предложение Маршалла приняли далеко не сразу. Зато после бурной реакции СССР в Европе поняли, что выбирать им не из чего.
              Через некоторое время после отбытия советской делегации, чего, в общем-то американцы, и дожидались, началась конференция, на которой уже предметно обсуждали размер, характер и конкретные условия помощи с главами правительств стран-участниц.

         Помощь в обмен на продажу оружия
               Как и положено хорошему плану, план Маршалла имел множество целей, и сложно с ходу назвать основную. Кроме уже упомянутого сдерживания СССР путём единоличного восстановления экономики Европы, США получили возможность контролируемо выводить собственную экономику из военного режима работы. Излишек долларов экспортировали в Европу в виде помощи. С условием, что та часть, которая предоставлялась в виде кредитов, будет возвращена в американской валюте (как и прибыль по всем инвестициям). Тем самым в экономике Европы надолго создался спрос на доллар, становившийся мировой валютой.
                По завершении плана (1951-1952) ему на смену пришёл закон о взаимном обеспечении безопасности, которым США окупили все затраты, создав своей оборонной промышленности долговременный рынок сбыта в Европе.

             Альтернативное восстановление
                   СССР, отказавшийся участвовать в хитром плане, пошёл собственным путём. Довоенный уровень производства был достигнут и даже превышен уже по итогам первой послевоенной пятилетки. Для Восточной Европы вместо американского плана было предложено сотрудничество, оформлявшееся в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ, 1949), а также договорами о дружбе и торговыми соглашениями. Кроме того, Восточная Европа получила часть немецких репарационных платежей, выплаченных Советскому Союзу. Скажем, Польша – 15% от советской и западных зон оккупации Германии (примерно 2,4 млрд долларов в тогдашних ценах, что примерно соответствует доле Франции в плане Маршалла).
                Сам характер сотрудничества стран Восточной Европы отличался от плана Маршалла. Если последний предусматривал сбыт промышленных и сельскохозяйственных товаров в Европе, то СССР, наоборот, сам становился таким рынком для стран.
            Очевидный вопрос: почему соцлагерь перестал быть такой же опорой российскому влиянию в Европе, какой до сих пор является ЕС для США, почему наш план восстановления Восточной Европы не привёл к созданию такой же устойчивой связи? Первый и очевидный ответ: потому что перестал существовать сам СССР. Второй ответ: задачи создать интеграционный проект, подобный Европейскому объединению угля и стали, не ставилось. Соцлагерь не был отдельной политической и экономической единицей.
              И в-третьих: вооружение нашим оружием стран, которые в середине 1950-х вошли в Организацию Варшавского договора, происходило в гораздо более щадящем режиме. Ну и наконец: технологический перекос в торговле не был ликвидирован и даже усилился (в СССР – товары, из СССР – сырьё).
                                                                                              ***
       Всё вышеперечисленное говорит нам сегодня о том, что у интеграционных структур есть не только внешняя форма (экономический и военный союз), но и внутренняя логика: почему объединение создаётся именно из этих стран, каков общий интерес и тому подобное. Без её проработки можно продуть Маршаллу уже во второй раз.
      2 июля 2016                                                                                                                                                       Иван Зацарин

https://histrf.ru/biblioteka/book/kak-sozdavalsia-zapad-k-69-lietiiu-otkaza-sssr-ot-plana-marshalla

(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46
Об «исключительном свойстве России истреблять собственный                                  народ»: расстановка точек над мифом.

Описание мифа
       Один из главных аргументов граждан, считающих Россию как явление в принципе несостоятельным, – некое «исключительное и к тому же направленное на собственный народ вековое зверство». Мол, да, конечно, носители правильной заграничной цивилизации тоже, бывало, кое-где порой… Но они всё-таки уничтожали чужие народы, а русские тираны— свой.

На самом деле
        Кому и зачем нужен этот миф? Мотивация – примерно та же, что и у остальных злобных мифов о России, а именно: стремление переложить со своей больной головы на чью-нибудь здоровую. Напомню, я уже рассматривал эту проблему в своих статьях «Иосиф Ричардович» и «Наша сила в том, что нас мало». Так вот: источник этих мифов в том, что Запад на протяжении большей части своей истории являл такую внутреннюю агрессивность, настолько активно там уничтожали собственных граждан, что русским по весьма серьёзным историческим причинам такая степень внутренней агрессивности и присниться не могла.
        Конечно, такого рода «сравнения» в принципе неуместны. У нас в России не принято закрывать глаза на злодейства в собственной истории – напротив, принято их переживать особенно остро (в том числе и по той же причине, о которой я говорил в предыдущем абзаце). Мы сейчас говорим всего лишь о том, что гражданские войны, массовые репрессии и другие подобные беды – увы, трагическое, но привычное свойство разных стран и народов во все времена, включая и недавние, и нынешние.
***
              Напомню, например, Тридцатилетнюю войну, в ходе которой массово истребляли друг друга немцы — только за то, что исповедовали разные религии, причём истребляли настолько тщательно, что после войны вполне серьёзно обсуждался вопрос о введении многожёнства в Германии, поскольку общее количество истреблённых мужчин вызывало серьёзные сомнения в возможности восстановить население страны.

            Напомню также английские законы о бродяжничестве, созданные, по сути, для того, чтобы вынудить население работать по прежним расценкам и воспрепятствовать желанию людей получать большую зарплату в соответствии с изменённой конъюнктурой рынка рабочей силы. Дело в том, что после нескольких катастроф – то общественных, то природных – население Англии несколько раз падало до уровня, при котором ощущался изрядный недостаток рабочей силы. Потом этот недостаток, как водится при рынке, стихийно сменялся избытком. Так вот, эти колебания конъюнктуры приводили то к тому, что людей катастрофически не хватало, то к тому, что катастрофически не хватало рабочих мест для них. В итоге в законе о бродяжничестве дошли до такой жестокости, что только во время правления королей из династии Тюдоров (а эта династия правила, насколько я помню, меньше века) было казнено, по разным подсчётам, от восьмидесяти до ста тысяч человек.

             Естественно, на фоне таких результатов англичане очень охотно рассказывали о кровавом тиране Иване Грозном — благо, он пережил на престоле нескольких Тюдоров, и, главное, в отличие от них, оставил подробный документальный список своих прегрешений (а он действительно их таковыми и считал). На основании его решений было официально казнено три тысячи крупных тогдашних государственных деятелей. Но если учесть, что фактически каждый боярин — это глава довольно солидного клана и, как правило, вследствие его гибели довольно заметная часть его клана как минимум терпела лишения, то в общей сложности на его совести (допустим!) примерно пятнадцать тысяч человек. На фоне Елизаветты Тюдор это, конечно, сущая мелочь, но, поскольку её деятельность документирована не так старательно, то очень легко делать вид, что одновременно с благородной британской королевой правил где-то в дикой России вот такой кровавый маньяк.
                Точно так же, если рассмотреть деятельность большей части других европейских деятелей, становится очевидно, что большая их часть с равной самоотдачей сеяла смерть и на своей земле, и на чужой. Излишне даже упоминать лишний раз Гитлера, который особо «отличился» на обоих направлениях. Он ведь тоже начинал с «ночи длинных ножей» для собственных партайгеноссе, с концлагерей для немцев, с «хрустальной ночи» для евреев Германии – хотя, конечно, эта его деятельность меркнет на фоне десятков миллионов жертв нацизма в других странах, в первую очередь в Советском Союзе.

         Естественно, сейчас тем, кто жаждет повторить опыт Гитлера (а таких в современной Европе много – и не только на Украине или, скажем, в Прибалтике), конечно же, очень хочется пояснить, что да, конечно, наши вожди убили многих, но, что поделаешь, это был единственный способ спастись от ужасных русских, которые «уничтожают своих». И в этом смысле показательна «фольклорная производная» рассматриваемого мифа – о том что «бабы ещё нарожают».
            Так что каждый раз, когда мы слышим рассказы о том, что русские уничтожают своих, можно быть совершенно уверенными, что это рассказывают либо желающие отвлечь внимание от своих прошлых преступлений, либо скрыть подготовку к преступлению грядущему.
***
             Любопытен и литературный первоисточник этого мифа – пожалуй, им был князь Андрей Курбский. Он бежал в Польско-Литовское королевство без видимых к тому причин и позже объяснял это так: мол, Иван Грозный собирался его казнить на ровном месте ни с того, ни с сего, и пришлось спасаться от такой ужасной судьбы. И обосновал свои опасения красочными рассказами о том, как по приказу царя уничтожено множество верных ему людей.
              В действительности речь идёт о группе советников молодого царя, в которую входил в своё время и сам Курбский (он в своих письмах называл эту группу «Избранная Рада»). Так вот, очень многие члены этой группы были крайне огорчены тем, что царь, набравшись понемногу собственного ума, исполняет их советы далеко не так безоговорочно, как раньше. Попытавшись же своё влияние восстановить – что называется, нарвались на крутой нрав Ивана. То есть мы имеем дело с характерными для XVI века, и не только в России, «особенностями политической борьбы».
          Что же касается самого Курбского, то в Литве он получил заметный пост в региональном управлении и проворовался до такой степени, что даже поляки, сами не обделённые талантами по этой части, и то были изрядно удивлены размахом. Так вот, я не исключаю, что бежал он, поскольку этот талант прорезался у него ещё на территории Руси, а поскольку Русь тогда была в расчёте на душу населения ощутимо беднее Польши, то, соответственно, и к казнокрадству у нас относились строже. И если Курбский в Польше отделался лёгким испугом, то, думаю, на Руси он рисковал оказаться в числе «невинных жертв кровавого тирана».
          Поэтому, насколько я знаю, большая часть дальнейших рассказов о «русских, уничтожающих свой народ», идёт именно из переписки Курбского с Иваном Грозным, и поэтому рискну предположить, что князь писал это в основном для того, чтобы показать своим новым хозяевам и руководителям свою нужность в качестве пропагандиста.
***
         Всё последующее было уже своеобразным «позиционированием» России извне в течение нескольких веков. Поэтому нет никаких причин удивляться тому, что данный миф воскресает с тех пор в каждой массовой агитационной кампании, направленной на деморализацию российского общества. Мифы вообще медленно стареют.
    13 июля 2016                                                                                                                              Анатолий Вассерман
https://histrf.ru/biblioteka/book/ob-iskliuchitielnom-svoistvie-rossii-istriebliat-sobstviennyi-narod-rasstanovka-tochiek-nad-mifom

                               


(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46

  • 5 марта 2013


Иосиф Ричардович. О сваливании вины на предшественника

Не знаю, как в нынешней школьной программе, а в моё время в ней упоминалась пьеса «Ричард III», посвящённая знаменательному событию. Более полутысячи лет назад — 1485-08-22 — на поле близ городка Босворт погиб кровавый тиран Ричард III Ричардович Йорк, успевший до того отметиться множеством предательств и зверскими убийствами множества ни в чём не повинных людей, включая двоих малолетних детей своего старшего брата — предыдущего короля Эдуарда IV (они были объявлены незаконнорождёнными, ибо Эдуард, как заявили после его смерти, женился на их матери, уже состоя в тайном браке и не расторгнув его — в связи с чем, собственно, Эдуард V Эдуардович и слетел с престола, куда сел Ричард).

Только недавно исследователи наконец-то стали говорить публично то, что первые зрители этой пьесы — в основном английские дворяне — знали непосредственно от отцов и дедов. А именно: Ричард был не то чтобы полным воплощением рыцарских добродетелей своей эпохи, но во всяком случае человеком вполне благородным, отважным, честным и верным настолько, насколько вообще можно быть верным во время гражданской войны, тянущейся несколько десятилетий. Реально же прославился предательствами и злодейскими убийствами (в том числе и убийством тех самых двоих малолетних детей: судя по недавно найденным останкам, они убиты в возрасте, когда Ричард III заведомо уже несколько лет лежал в земле) победитель на поле близ Босворта Хенри Эдмундович Тъюдор (у нас принято писать Тюдор с французским акцентом, ибо вся тогдашняя английская знать возводила свою родословную к французским завоевателям XI века, но на английском языке эта фамилия произносится с отчётливой паузой между первыми двумя звуками), ставший после этого королём Хенри VII. Кстати именно в результате предательства, организованного Хенри Эдмундовичем, Ричард Ричардович погиб — ему в критический момент битвы ударили в тыл те, на кого он рассчитывал, как на своих.

Не считаю Ричарда Йорка безупречным и безошибочным: правителю зачастую приходится выбирать не между добром и злом, а между меньшим и большим злом, да и не ошибается только тот, кто ничего не делает. Не собираюсь утверждать, что Хенри Тъюдор абсолютный мерзавец: в конце концов, вряд ли со столь затянувшейся гражданской войной можно было покончить, оставаясь в белых перчатках. Понимаю, почему Уильям Джонович Шэйкспир написал свою пьесу именно так: он работал при сыне Хенри VII — Хенри VIII Хенриче Тъюдоре и при дочери Хенри VIII — Елизавете I Хенришне Тъюдор — в театре, финансируемом в значительной степени из средств королей и их ближайших сподвижников, и, понятно, должен был говорить об этих королях и сподвижниках по возможности хорошо. Но, на мой вкус, всё же приписывание Ричарду всех недостатков Хенри — это уже некоторый перебор.

Наверное, этим и можно было бы ограничиться, говоря о взаимоотношениях между Иосифом Виссарионовичем Джугашвили, покинувшим нас ровно 60 лет назад, и теми, на кого он нас покинул — Никитой Сергеевичем Хрущёвым, Михаилом Сергеевичем Горбачёвым и Борисом Николаевичем Ельциным. Замечу, кстати: Леонид Ильич Брежнев и Юрий Владимирович Андропов старались вообще не говорить о Джугашвили ничего официального, а Константин Устинович Черненко, по слухам, в течение года своего правления готовил его реабилитацию — но не с его здоровьем ворочать такие крупные вещи.

Но всё-таки считаю необходимым сказать кое-что и непосредственно об Иосифе Виссарионовиче.

Я сам несколько десятилетий люто ненавидел его. Это не удивительно, поскольку первые политические тексты, которые я читал, были материалы ХХII съезда коммунистической партии, где Никита Сергеевич и его подельники, вроде отмороженной на всю голову старой большевички Ольги Григорьевны Шатуновской, крыли кровавого тирана самыми чёрными словами. Газеты со стенограммами выступлений на съезде я читал непосредственно в день их выхода — а мне тогда было около девяти. Понятно, нарисованная под руководством Никиты Сергеевича картина врезалась мне в голову намертво.

Но в последние лет 10 на свет появились мемуары, по цензурным соображениям не опубликованные ни при Хрущёве, ни при Брежневе, и документы, когда-то считавшиеся высшими секретами. На их основе проведено множество новых исследований. Всё это в конце концов доказало даже мне (со всем моим упрямством), что картина, запомнившаяся мне с детства, не имеет ничего общего с действительностью.

Скажем, Никита Сергеевич Хрущёв рисовал портрет кррррровавого тирррррана Сталина непосредственно у зеркала. Как Шэйкспир приписал Йорку все отрицательные черты Тъюдора — так и Хрущёв приписал Джугашвили все свои отрицательные черты (как если бы Карп, выйдя наконец из тюрьмы, объявил главой «Чёрной кошки» Шарапова). Именно Хрущёв, а не Джугашвили, был самодуром, принимал решения ни с кем не советуясь и ни с чем не считаясь. Именно Хрущёв в бытность свою руководителем партийной организации Москвы и Московской области залился кровью Большого Террора до дырок в носу.

Опять-таки не считаю, что виновен во всём этом единолично Хрущёв. Он был всего лишь типичным представителем того слоя партийных надзирателей за реально работающими специалистами, что и учинил Большой Террор, когда Джугашвили попытался оттащить этот слой от кормушки (в связи с формированием за два десятилетия после революции нового поколения специалистов, воспитанного в новом обществе и уже не нуждающегося в политическом надзоре). Если бы Хрущёв даже получил то, что заслужил за соучастие в Большом Терроре, нашёлся бы ещё какой-нибудь партийный надзиратель и повёл бы себя в точности так же. И партийные боссы поддержали бы его.

Не считаю такими уж отъявленными лжецами и преступниками тех, кто вслед за Хрущёвым рисовал картины кррррровавого тирррррана Сталина. В конце концов, полтора года Большого Террора действительно были (хотя и против воли Джугашвили с его ближайшими соратниками), а в Большой Чистке, когда под руководством Джугашвили раздавали должное организаврам Большого Террора, действительно казнены — хотя и совершенно заслуженно — родные и близкие многих видных деятелей тогдашнего — да и нынешнего — креативного класса. Вспомним хотя бы профессора Карла Николаевича Сванидзе, у которого довольно многие родственники, включая отца Николая Самсоновича, осуждены — неужто Николай Карлович Сванидзе когда-нибудь признает, что они казнены за дело?

Более того, не сомневаюсь, что и сам Иосиф Виссарионович Джугашвили не раз ошибался. Ведь он непрерывно и активно действовал — причём (как всякий действующий) в условиях острейшего дефицита информации. Легко нам через семь с лишним десятилетий после начала Великой Отечественной войны знать, что из десятка дат начала нападения на СССР, распространённых высшими государственными деятелями Германии в порядке слухов, верна лишь одна — а ему-то каково было реагировать на каждый из этих слухов?

Это всё совершенно естественные и неизбежные вещи. Всё, что мы можем сделать — это не попадаться ни в ловушки клеветы, ни в ловушки послезнания, а по возможности разбираться с подлинной историей на основании непрерывной сверки документов, мемуаров, исследований между собой.

Как всегда, отсылаю к троим исследователям, на чьи труды сам чаще всего опираюсь в размышлениях на эту тему. Это Юрий Николаевич Жуков, Елена Анатольевна Прудникова и Владимир Михайлович Чунихин (Жуков и Прудникова доступны и на бумаге, и в Интернете, Чунихин пока только в Интернете). И сам по возможности стараюсь разобраться в том, что тогда происходило — благо один из критериев истины очень прост: если из всего массива исследований вырисовывается явно внутренне противоречивая картина (как, скажем, рассказы Хрущёва, что его и его сподвижников, незадолго перед тем выигравших гражданскую войну, запугал до бездействия один единственный Сталин) — значит, что-то в этой картине ложно, а, может быть, и лживо.

Портрет кррррровавого тирррррана Сталина мы знаем наизусть — его уже почти шесть десятилетий лепят на каждую стену и каждый телевизор. Картину действий Иосифа Виссарионовича Джугашвили — несомненно одного из величайших государственных деятелей всего мира в XX веке и одного из лучших руководителей нашей страны за всю её историю — нам предстоит рисовать заново, почти с нуля. Хотя бы для того, чтобы поток фальшивой грязи не залепил нам глаза в поисках выхода из исторического тупика, куда нас направили четверть века назад — со значительной помощью этого потока
                                                                                                                                                   Анатолий Вассерман
http://www.odnako.org/blogs/iosif-richardovich-o-svalivanii-vini-na-predshestvennika/


(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46
                                                    МИНКУЛЬТ И КУЛЬТУРА
Шесть лет назад, в мае 2012 года, у России после многодесятилетнего перерыва появилось Министерство культуры. Потому что Министерство культуры – это не Министерство зрелищ и увеселений. И не Министерство развлечений. И это не Жилищно-коммунальное управление по делам выдающихся деятелей искусства и не фонд по распределению между ними статусных призов и субсидий для их творческих фантазий.

Министерство – это орган государственной власти, реализующий государственную политику. Министерство культуры – это властный орган реализации политики государства в сфере культуры. Полагать, что главное в его работе – заботиться о «художественном классе», его кланах и его своеобразных олигархах – это полагать, что главная забота Министерства обороны – забота о комфорте генералов.

Стыдно, когда не заботятся о ветеранах и героях войн. Глупо, когда нищенские зарплаты платят генералам. Но не министерство нужно, чтобы холить генералов, а генералы нужны, чтобы выигрывать войны. На которые их пошлет министерство и в его лице – страна.

Сфера культуры – это сфера производства базовых образцов и ценностей общественной жизни. Сфера культуры – это сфера защиты этих ценностных образцов, сфера развития человека и сфера борьбы за эти ценности и образцы в душе человека.

И политика в сфере культуры – это часть общей политики страны. Она и больше нее, и подчинена ей. И она не существует вне тех задач, которые стоят перед страной. Если страна ведет войну – значит, культура должна работать на победу. Если страна работает на прорыв – культура должна работать на прорыв. То есть транслировать и утверждать те образцы и идеалы, которые позволят победить или осуществить прорыв. Утверждать тот тип культуры вообще и политической в частности, который необходим для успеха страны. Речь не о сведении вопроса к примитивной пропаганде – речь об утверждении типа культуры: ориентированной на возвышенное и человеческое в человеке или на низменное и потребительское в нем.

Результаты – в долгосрочной перспективе определяются историей и результатами страны. В краткосрочной – количеством открытых кинотеатров и музеев, библиотек и снятых фильмов, числом кинозрителей и читателей, причем в первую очередь не в столицах, а в провинциальных малых городах. Они определяются тем, стала культура для людей духовной или осталась сферой зрелищ. Тем, довольны ли приходящие в библиотеки, и тем, насколько недовольны культурной жизнью богема и олигархи. Если последние недовольны Минкультом и если на него злится богема – значит, Минкульт работает хорошо.

Плох тот король, против которого не устраивают заговоров феодальные правители областей. Плох тот президент, которого не боятся олигархи. Плох тот Минкульт, от ненависти к которому не сводит челюсти у компрадорской богемы.
                                                                                                                                                            Сергей Черняховский
https://histrf.ru/biblioteka/book/minkult-i-kultura


(без темы)
Орден Отечественной войны
volfgang_46
                       Западный путь России закончен

«Чем более неадекватен в глазах противников России образ нашей страны и нашей элиты, тем быстрее люди могут начать действия, которые приведут к войне, даже не думая, что это будет война, считая, что легко сломают». Интервью с политологом и лидером движения «Суть времени» Сергеем Кургиняном

Прошлая неделя, естественно, породила дискуссию о том, что можно изменить принципиально, чтобы отодвинуть угрозу войны. Некоторые эксперты-политологи высказали, казалось бы, неожиданную в этом военном контексте мысль: нам надо признать, что западный путь России закончился. Что мы никогда не станем и не должны более пытаться стать частью Запада. Надо признать, окончательно и открыто, что у России свой путь. По мнению политолога и лидера движения «Суть времени» Сергея Кургиняна, такая риторика окажется не только правдой, но и прекрасным средством для разрядки напряженности.

— Главный вопрос: какова конечная цель США?

— Удержать ускользающую власть над миром.

— А если конкретнее?

— Здесь важны все три слагаемых: власть над миром, ускользающая власть, удержать. Власть над миром, понятно. Теперь «удержать». Разгром Советского Союза, который США абсолютно твердо называют победой в холодной войне, вызвал у них невероятный восторг: «Ура, теперь в мире один хозяин, и это — мы». Восторг победы привел к помутнению разума: они стали вести себя крайне вызывающе, стали не блюсти, а нарушать свои же правила. Их положение за счет этого становилось все более шатким. Им казалось, что их власть над миром раз и навсегда укрепилась после краха СССР. А она сначала как бы укрепилась, а потом стала непонятным образом таять по их собственной вине. Плюс вся их экономика держится на печатании денег. А деньги можно печатать, потому что ты — мировая власть. Не удержишь власть — не будешь печатать деньги, покатишься в пропасть. Но самое главное даже не это, а то, что у них нет никакого представления, как можно существовать, если они не главные. Но парадоксальным образом платить за это они не готовы.

— Платить за что?

— За власть над миром надо платить. А они не хотят. Что они могут сделать в Сирии со своими «Томагавками»? Несколько сотен дырок на территории региона, которые привык к разрухе. Их не заметят, пока не придет десант. Пока двести тысяч морских пехотинцев не войдут в Сирию. И они давно могли бы ввести двести тысяч пехотинцев в Сирию. Но это значит начать платить за установление их нового мирового порядка.

Платить за новый мировой порядок они не хотят. Власть отдавать не хотят. И тогда возникает идея установить новый мировой беспорядок. Если ты не можешь стать лучше других, пусть другие станут хуже тебя. Это принцип, который они исповедуют. Но реализовать принцип непросто. Они слабеют. Поднимаются новые центры силы, они их остановить не могут.

Вот они стали говорить, что свобода торговли — это нехорошо. Почему? С девятнадцатого века свобода торговли хороша была для самой сильной страны мира, которая не хочет, чтобы другие страны защищались от ее экономической экспансии. По привычке США считали себя самой сильной страной и навязывали всем свободную торговлю. А потом оказалось, что эту идею подхватил Китай, который сам решил завоевывать рынки. Теперь Трамп кричит, что нет, нам не нужна свобода торговли. США теряют рынки. И пытаются их удержать не экономическим, а военным путем. Они воюют с китайцами за контроль над Африкой, причем беспощадно. Там идет свирепая война, которую мы как бы не замечаем. В Латинской Америке все очень сложно. Азию они теряют. Турция от них отошла. Это же надо суметь отпихнуть Турцию!

Самое чудовищное: они разрушили Ирак, который был контрбалансом по отношению к Ирану. Теперь Иран резко усиливается. Дальше началась чехарда в Сирии. Сирия ведь была достаточно светским мирным государством. Она не находилась под контролем Ирана. А теперь Иран ее контролирует «от» и «до» и никогда уже из нее не уйдет. Это кошмар жизни израильтян. Одно дело Иран у тебя за тысячу километров, пошлет или нет ракеты. Другое дело, когда у тебя корпус Стражей исламской революции официально стоит в пятидесяти километрах от твоей границы.

Возникает новый Большой Ближний Восток. Они теряют в нем одну позицию за другой. И безумно нервничают. И по поводу потери позиций на Ближнем Востоке, и по поводу потери позиций вообще.

Когда ты очень нервничаешь — теряешь рациональность. Все начинает приобретать характер кошмара. Кошмар номер один — Россия, которую ты как бы победил в холодной войне и которая вдруг присоединяет Крым. И возникает вопрос: что это, реванш русских? Для них это невероятно ущербно психологически и невероятно опасно практически.

— Практически — почему?

— Потому что самое страшное для них — соединение России с Германией. Как-то давно я беседовал с одним из помощников Буша-старшего. Когда я объяснил, что на развалинах Советского Союза будет Россия, которая соединится с Германией, он сказал: может, ты и прав, но это закончится ядерной войной в Европе. В настоящих стратегических приоритетах США нет места идеологии. На уровне деклараций все определяет идеология. А реально идеология ничего не значит. У них реальный приоритет один: ни одна страна мира или конгломерат стран не должны дойти до уровня, с которого они могут бросить вызов США.

— Это понятно. Почему именно Крым стал шагом к возможному союзу России и Германии?

— Россия, в их понимании, сначала берет Крым, а потом делает следующий шаг. И следующий, и следующий. То есть для них Крым — это начало обрушения линии Керзона.

— То, что вы говорите, свидетельствует, что к третьей мировой войне они не готовы.

— Не готовы.

— То есть мы всю эту неделю сильно преувеличивали риски?

— Нет, не преувеличивали. Как-то раз Дмитрий Саймс, выступая по телевизору, заметил: посмотрите, они в Северной Корее себя так не ведут, в Иране себя так не ведут. Дальше нужно спросить, а почему они себя так ведут с Россией? Объяснение одно: они считают, что мы — их мятежный сателлит.

— Это звучит фантастически.

— Для меня это не фантастика, а несомненность. Для них мы мятежная колония.

— То есть когда Трамп говорит и о запуске ракет, и одновременно о том, что мы должны помочь России экономически, это он серьезно говорит?

— Стопроцентно. Для них Россия стала колонией в 1991 году. «Это наша подконтрольная управляемая провинция, которую мы не добили из общих соображений, не отняли ядерное оружие, не расчленили на части, не лишили статуса в Совете Безопасности. Почему? Потому что это колония» И каждый раз, когда они видят с нашей стороны типы колониального поведения, они укрепляются в том, что это колония. А ничто так не распаляет, как мятежная колония. Это ужасно обидно.

— Что мы делаем как колония?

— К ним приезжают разные люди, говорят, это Путин — это ошибка. Что мы, мол, контролируем процесс, мы все вернем, у нас будет демократическая страна. Они все время контактируют с представителями российской элиты, прежде всего экономической, но не только, которые разговаривают на языке компрадоров, продолжают ездить туда для обретения благодати. Там живут их семьи, они все время говорят, что у нас западные ценности.

— Что же тогда американцы думают сейчас, в этой конкретной ситуации?

— Они думают, что нас сломают.

— Я имею в виду крайнюю непоследовательность действий Трампа: то он поднимает самолет Судного дня, то на следующий день говорит, что не буду стрелять. Какую ситуацию они пытаются создать?

— Давно пора получить настоящий психологический портрет Трампа. Когда он говорит, что полетят изделия и они будут красивые, он упивается некоторыми возможностями. Пора бы миру давно вздрогнуть. Человек, который говорит о воздействии оружия, будучи верховным главнокомандующим, не может этим упиваться.

— Он может начать войну?

— Он войну начать не может, но может дернуться и запустить что угодно. И чем более неадекватен в глазах противников России образ нашей страны и нашей элиты, тем быстрее люди могут начать действия, которые приведут к войне, даже не думая, что это будет война, считая, что легко сломают. Гитлер считал, что Россия — легкий приз. У него не было необходимости браться за Россию, не добив Англию и не уничтожив США. Но он считал, что наша военная элита уничтожена Сталиным, что народ ненавидит коммунизм, что нас можно взять голыми руками. И дернулся — к глубочайшему изумлению Сталина.

Но мы же продемонстрировали свои возможности совсем недавно, на экранах президентского послания?

— Давайте представим себе, что Юрий Андропов на каком-то съезде КПСС натянул экран в Кремлевском дворце съездов и показал, куда будут лететь наши изделия. Мы в истории никогда не видели таких показов. Эти показы говорят, что сейчас ситуация не холодной, а криогенной войны. И надо понять, как мы от козыревского платка дошли до такого состояния.

— Что за козыревский платок?

— Американский посол уронил платок, Козырев, тогда министр иностранных дел, кинулся этот платок поднимать. Такая вот история из девяностых. И вот вопрос: как мы от приниженной угодливости (мы вас слушаем, мы от вас зависим, мы учимся у вас) дошли до таких показов? Этот путь пройден за счет того, что нам, России нельзя, сокращая смысловую дистанцию с Западом, одновременно удерживать с ним правильные спокойные отношения.

— Не поняла.

— Есть Россия, и есть западный мир. Они не могут слиться. И не должны. Запад этого не хочет. Когда Россия идет на сближение, Запад напрягается. Чем настойчивее Россия идет на сближение, тем больше он напрягается. Не радуется, а напрягается, понимаете? Чтобы снять это напряжение, чреватое ядерной войной, надо набрать дистанцию. Россия и Запад могут сосуществовать, только набрав дистанцию.

— Вы хотите сказать, что все эти годы мы зачем-то сближались.

— Да, мы сближались и провоцировали этим агрессию. Мы все еще стремимся войти в европейскую западную цивилизацию.

— А формально в чем мы сближались? Крым взяли.

— Крым мы взяли, но у нас такие же ценности. Мы — просвещенные люди, мы знаем Конан Дойля лучше, чем они, мы никогда не осуждали Запад, мы хотим стать равноправной частью их сообщества. Мы хотим войти в их дом, но берем Крым. Для них это двойной нонсенс.

Владислав Сурков на прошлой неделе написал колонку, где высказал мысль, что всё, западный наш путь кончился. А заодно и азиатский путь.

— Главное, что он сказал, — кончился западный путь. Ради чего разваливали Советский Союз? Ради объединения с Европой. Идея была в том, что американцы уйдут из Европы, мы войдем в Европу, мы — главная ядерная держава, экономики объединятся, а мы станем демократической и капиталистической сверхдержавой. Что будет потом, было неважно. Все это происходило до 2008 года, когда представители авторитетных кругов европейской элиты приехали в Москву и сказали, что вы войдете в Европу, но по частям.

— Какие могли быть части в 2008 году?

— По областям, до Урала, после Урала, по крупным регионам.

— Вы хотите сказать, что на Западе не понимают, что народ с этим никогда не согласится?

Народ их не интересует, их интересует только элита. Саркози приезжал со своим планом урегулирования грузино-осетинского конфликта. Этот план означал введение соответствующих войск в зону конфликта. Они сначала вошли бы туда, потом начали бы просачиваться на весь Северный Кавказ, и он начал бы отпадать. Мне звонил из Франции знакомый, говорил, что Саркози плакал, когда понял, как его кинули. Но мы-то стали так играть, только когда поняли, что идея вхождения целостной России в Европу окончательно отменена.

— В 2008 году?

— Да, все началось тогда: мы иначе, чем обычно, сыграли в Осетии и в Грузии. Но в 2008 году все еще было не до конца оформлено и осмыслено. А к 2010 году позиция была выработана полностью. Они отвергли наш план вхождения в Европу целиком. А наиболее влиятельная часть нашей элиты отвергла план нашего вхождения в Европу по частям. Элитного единства в этом вопросе не было. Но путинская часть элиты взяла верх.

— Единство есть сейчас?

— Нет, единства нашей элиты в этом вопросе не будет никогда. Это все очень непросто. С конца семидесятых начался этот процесс постепенного отказа части нашей элиты от автономного существования в СССР в пользу объединения с Европой на ее основаниях. Частью этого плана было объединение Германии. Распад Советского Союза, с точки зрения элиты, был частью этого проекта, потому что считалось, что тогда будет легче, можно демократическую власть сделать без оглядки на демографическую динамику. Это сделали, начали входить. Потом реформы, наш хаос, но все ждали, что хаос уляжется, и мы войдем. Никакой в этом смысле разницы между позицией допутинской и путинской нет. Идея полноценного вхождения целостной России в Запад, конкретно в Европу, господствует над умами нашей элиты уже как минимум тридцать-сорок лет. Но хотелось-то войти как целое — со своей армией, своими ресурсами, своим населением. И стать как бы суперцентром. Однако американцы ничего так не боятся, как подобного разворота событий. Ничего опаснее для них нет.

— То есть мы просто должны сказать, что не хотим входить в Европу? Так это вроде просто? Мы и правда не хотим.

— Это долгий и трудный вопрос, но это вопрос нашей судьбы. Чем дальше мы будем «переть» туда тихой сапой, не объясняясь с миром, тем больше вероятность войны. Для меня именно это сокращение дистанции, эта воля к вхождению и есть сползание в войну. Сейчас процитирую вам отрывок, не знаю, насколько он достоверен. «Мы нечаянно прикоснулись к одной из самых опасных точек мировой политики. Еще один шаг, и никакая сила не удержит большевистское правительство Москвы. Назад от Варшавы, бегом, немедленно». Ленин. Если это притча, то очень точная.

— Наша элита ведь больше дружит с англосаксонским миром. Вы сказали про семьи, я представила себе Великобританию, а не Германию.

Никакие связи с англосаксонским миром не отменяют того, что элита хочет влиться в Европу. Занять определенные этажи в европейском доме. А теперь посмотрите на это глазами европейцев. Они говорят: мы этот мир строили восемьсот лет, у нас есть архитектура дома. В доме — этажи. Вы хотите занимать эти этажи? Папа римский строил этот дом. А вы хотите ввести в него православие — в виде чего? Вы просто хотите выкинуть кого-то из комнат в этом доме? С какой стати?

Нужно суметь разойтись. Я считаю, что на это отведены месяцы. Это нужно сделать. Но наша элита этого категорически делать не хочет. Это легко сделать. Но сопротивление такому разводу со стороны нашей элиты — чудовищно.

— Как разойтись?

— Скажите честно, что план вхождения провалился.

— Нельзя просто нежно сказать, что мы теперь занимаемся собственной страной?

— Нельзя. Элита спрашивает: нам было сказано идти в Европу, обзаводиться общими семьями. Почему все изменилось? Потому что это угрожает статусу какого-то лица? Так нельзя.

— Эти все санкции личного характера, они во многом иррациональны?

— Конечно. Двадцать лет назад мне говорили, что пчелы собирают мед, но они его не должны есть. Поэтому Запад поощрял вывоз капитала отсюда нашими олигархами. Но они его не должны есть. А теперь они хотят вернуть два триллиона долларов, находящиеся на западных счетах у русской элиты. Она-то и есть те пчелы, которые не должны есть мед. Чтобы это сделать, нужно беспредельно демонизировать все русское. Этим они и заняты.

Вот почему никакого серьезного противодействия избранию Владимира Путина с их стороны не было. Потому что их устраивает ситуация единства демонизированного президента с демонизированным народом. Им нужно дальше наращивать эту демонизацию. До тех пор, пока она не вырастет до чудовищных масштабов, чтобы все русские были демонизированны.

Поставить Россию на колени всерьез означает вернуть себе власть над миром. Это главная задача. И чем дальше продолжается идейное сближение нас и Европы, тем больше оно провоцирует их ненависть к нам, тем больше оно толкает их на неадекватные действия по отношению к нам.

— Сближение уже прекратилось.

— У нас есть смысловая дистанция? В чем она? Мы перестали сближаться в военно-политическом смысле. Санкции отчасти прекращают наше сближение в экономическом смысле. Но это, во-первых, является результатом их односторонних действий. И, во-вторых, не имеет ничего общего с необходимым сущностным расхождением. Смысловая дистанция между нами не меняется. Мы все так же любим Запад, все так же готовы туда войти. Говорится, как и раньше, что мы — часть западной цивилизации. Мы продолжаем туда идти, они нас называют врагами, мы их — партнерами. Китайцы про нас в узких кругах говорят, что мы страна, потерявшая лицо. Понимаете, люди без лица.

Надо дать оценку самому этому сближению, заявить, что оно стратегически ошибочно, обосновать, в чем глубина нашего расхождения. Построить экономику, которая выдержит любые санкции. Обеспечить политические союзы, исходящие из новых констатаций.

— Что мы можем сделать в той острой ситуации, которая сложилась на прошлой неделе?

— Когда идут эти армады, надо непрерывно переговариваться, чтобы они прошли мимо. Это ничего не изменит стратегически. Сейчас Трамп должен безопасным для нас образом разрядиться в Сирии. Это лучший вариант. Но и он не сулит ничего хорошего. Потому что дальше-то что? Хейли и другие говорят, что место в Совете Безопасности мы неправильно занимаем. Что русские ломают мировой порядок, что они разрушают Совет Безопасности. Эта демонизация не будет остановлена ни при каком результате нынешней сирийской авантюры Трампа.

— Это сложно повернуть.

— Сложно осуществить стратегическое расхождение с Европой? Конечно, сложно. Но возможно. Честно говоря, такие повороты осуществляют двести человек, каждый из которых обладает нужными качествами и статусом. Но только если они твердо понимают, чего хотят. Пока никто не отменил проект вхождения России в западную цивилизацию, и пока этот проект не отменен, всё для всех носит двусмысленный характер. Все, кто хотел бы к нам прислониться, думают: «А ну как новая перестройка, и нас сдадут?» Надо сделать так, чтобы никогда больше никто не сомневался в нашем стратегическом расхождении. И тогда возникнут новые конфигурации и новые возможности.

                                                                                                                                                                               Галина Гурова

http://expert.ru/expert/2018/16/oni-dumayut-chto-oni-nas-slomayut/


Метки: ,

?

Log in

No account? Create an account